?

Log in

No account? Create an account

Next Entry

Давыдов1

В 80-х годах по городскому радио должна была прозвучать композиция из стихов Сергей Давыдова (на снимке: фото Анатолия Бейлина, 1988 г.). Я как сотрудник газеты «Телевидение. Радио» написал тогда о предстоящей передаче развернутую аннотацию, назвав её «Ленинградец душой и родом..», использовав строчку широко известного стихотворения этого поэта.
Каково же было мое удивление и огорчение, когда в свежем номере газеты на первой полосе я прочёл несколько иной заголовок. А именно – «Ленинградец душой и телом…» Это ошибся в спешке наш технический редактор, размечавший шрифты названий. Но извиняться перед автором передачи пришлось мне. К счастью, волнения оказались чрезмерными. Поэт отнесся к случившемуся спокойно, даже с юмором? «Мол, тело у меня, действительно, крупное, дородное, крепкое». И в самом деле, поэт – в юности худощавый и долговязый – в зрелом возрасте превратился в плечистого рослого красавца. Многие женщины влюблялись в него.
Давыдов был самым молодым из ленинградских поэтов-фронтовиков. Он взял в руки оружие, когда ему было 15 лет, и испытал все, что может испытать солдат на войне. Мужество не покидало его в самые трудные минуты. В одном из стихотворений он рассказал об эпизоде, когда несколько наших бойцов оборонялись в сельской полуразрушенной церкви:

Я к ним приполз под вечер,
а с рассвета
они держали церковь вшестером.
Летела штукатурка с парапета,
трещал напротив, догорая, дом.
Колючих трасс неторопливый росчерк
и пулемет, грохочущий в окне.
И что еще…
Но, в общем ладно,
в общем,
все было, как бывает на войне.
Я притащил патроны и оружье
и молча лёг у бруствера седьмым…

Пусть я всегда так буду людям нужен,
как нужен был вот этим шестерым!

Творчество Сергея Давыдова мне близко и потому что он и я – дети войны, оба с Васильевского острова, почти ровесники. Отцы ушли в армию в самом начале войны. Вместе с матерями он и я пережили первую, самую трудную блокадную зиму. Давыдова вывезли из города в феврале – по ледовой «Дороге жизни».
В пути, в эшелоне, близ Шарьи, мать Сергея умерла. Его отец погиб на фронте. Подросток остался один. Но мир не без добрых людей: тогда в Шарье находилось эвакуированное из Ленинграда Училище военных сообщений. Сироту зачислили воспитанником в музыкальный взвод этого училища. Особого интереса к музыке Давыдов не проявил и, когда училище перебазировали в Ярославль, он уговорил командира расположенного там зенитно-артиллерийского полка зачислить его в полковую школу. Сергей окончил её, когда ему еще не исполнилось и пятнадцати лет.
Немецко-фашистская авиация бомбила Ярославль. Орудийный расчет младшего сержанта Давыдова, занявший позицию на крыше комбината резины, отражал атаки вражеских самолетов. В 1944 году полк погрузили в эшелоны и отправили на 3-й Белорусский фронт. Здесь Давыдов принял участие в нескольких жестоких боях. Позднее он так исповедался в стихах:

В шестнадцать лет,
в семнадцать лет
на долю пало мне
не из рассказов и газет
услышать о войне.

Врага в медалях и крестах
увидеть в полный рост,
встречать друзей в чужих местах
мне лично довелось.

Шагать во тьме,
лежать в воде,
настой болотный пить
и из разведки по звезде
без карты выходить.

Глотать артподготовки дым,
ценить костра тепло...
Не всем ровесникам моим
так в жизни повезло.

В 1945-м в мае война закончилась. В сентябре Давыдова направили в Ленинград и там демобилизовали, как не достигшего призывного возраста…
Свое первое стихотворение он опубликовал в дивизионной газете, еще на фронте. «Было оно, конечно, слабенькое. Но толчок к творчеству дало сильный. С тех пор я написал много вещей, посвященных войне. В каждой моей книге живет это время», – вспоминал поэт позднее.
Лучшие стихи Давыдова стали классикой, например, «Осень на Пискаревском кладбище» Вот строки из него:

Ленинградец душой и родом,
болен я сорок первым годом.
Пискарёвка во мне живёт.
Здесь лежит половина города
и не знает, что дождь идёт…
Наши матери,
наши дети
превратились в эти холмы.
Больше всех,
Больше всех на свете
мы фашизм ненавидим,
мы!

В творчестве Давыдова отразилась и мирная жизнь Ленинграда, красота его набережных, садов, дворцов, картины северной природы. Большое место занимают в стихах темы любви и дружбы.
После войны он работал токарем на заводе «Севкабель». С 1958 года стал профессиональным литератором, много ездил по стране, писал повести для юношества, рассказы. Его стихи тех лет подчас напоминали репортажи с мест, но они покоряли читателей искренностью и лиризмом. В.Соловьев-Седой, Ю.Зарицкий, В.Чистяков, И.Цветков и другие композиторы писали на тексты С.Давыдова свои песни.
Я рад, что мне выпала счастливая возможность лично знать этого талантливого бывалого человека. Его жена – Зоя Васильевна много лет работала главным режиссером Петербургского – Ленинградского радио. Я как журналист брал у неё интервью, присутствовал на записях нескольких передач, мы дружили.
Последние годы жизни Сергей Давыдов страдал от тяжелой болезни, но занимался дома литературным трудом. В частности, подготовил к изданию три миниатюрных сборника своих стихов и афоризмов. В качестве технического редактора ему помогала моя жена Наталья Нутрихина. Книжки вышли в свет. Давыдов обрадовался и пригласил Наташу и меня в гости. Встретили нас радушно, было небольшое застолье, красное вино, интересный разговор, вспоминали с поэтом Васильевский остров.

Давыдов2

Зоя Васильевна подарила мне две фотографии поэта, которые здесь публикуются. На одном – Сергей Давыдов на фронте в 1944 году. Другой снимок был сделан годом раньше, в Ярославле. На нем – воспитанники музыкантского взвода (слева направо): Игорь Розов, Владлен Чистяков и Сергей Давыдов. Розов стал военным музыкантом, Чистяков – композитором, профессором Санкт-Петербургской консерватории, Давыдов – писателем.

Давыдов

Сергей Давидович Давыдов скончался в 2001 году. В Санкт-Петербурге многие помнят писателя. Его произведения о войне и блокаде еще долго будут трогать сердца людей, особенно старшего поколения.

Comments

lussiliberts
Nov. 5th, 2013 08:20 pm (UTC)
Огромное спасиБо Вам за фотографии. Мне было 14 лет, и нас пригласили в районную детскую библиотеку на встречу с поэтом Сергеем Давыдовым. На всякий случай я взяла свою тетрадочку с первыми стихами, вдруг удастся услышать мнение настоящего поэта. Поэт задерживался, мы галдели в читальном зале. И вот он в свитере, темноволосый лет сорока, слегка полноват, как показалось, вошел, извинился, сказал, что болен и у него температура, поэтому читать будет совсем чуть-чуть. И он читал стихи, а я крутила свою тетрадку и превратила её в трубочку. Стихи о войне мне всегда были близки до озноба.Мама воевала, и в блокаду до прорыва жила в городе на казарменном положении в эвакогоспитале. И вот Сергей Давыдов спросил, кто из нас пишет стихи? И рядом сидящие ребята меня буквально вытолкнули в проход, так, что я упала на колени, держась за стол. И Сергей Давыдович меня подозвал. И я дала ему посмотреть трубочку со стихами. Он пролистал несколько стихотворений и пригласил меня на Поэтические пятницы в д\к "Ленсовета". Там было ЛИТО, взрослые дяди и тёти, студенты... Читали заумные, как мне казалось, стихи. Особенно студент какой-то упоминал даже гермафродитов, а я не понимала что это такое. После него читала я. Критиковали, что стихи непонятно в каком веке написаны. Но там на крышах в моих стихах были антенны, и Сергей Давыдович меня отстоял.))) Конечно, я была не готова. Уходила и подолгу пропадала, потом пробовала заниматься и у Германа Гоппе, и у Виктора Сосноры, но вернулась в "Ленсовета". Там уже Юра Шестаков вёл занятия, а Сергей Давыдович заходил к нам, слушал стихи, высказывал замечания. Однажды даже отредактировал моё стихотворение. Вот это: http://www.stihi.ru/2006/02/07-923
Сегодня оно не актуально, наверное, но я берегу, как память.
anat_nut
Nov. 7th, 2013 04:57 am (UTC)
Благодарю за Ваш трогательный комментарий.